Всячина!

19:30 

Продолжение

Aeon Flax
Остановись! Взгляни на Мир иначе! И даже если нету ни гроша, пойми, что в жизни ты бываешь всех богаче, когда идешь по Миру не спеша!!!
Название: Их новое задание
Фандом: Bleach
Автор: Aeon Flax
Бета: Word ft. I
Персонажи: Гриммджо/Ичиго, Хичиго, Ннойтора
Рейтинг:PG-13
Жанр: фэнтази, AU, и всего по немногу
Предупреждения: OOC
Статус: в процессе
Дисклеймер: Bleach - Кубо
Размещение: с разрешения

Все спокойствие разом слетело с Хичиго, как только за агентами закрылась дверь.
- Соседи жалуются на подозрительные шумы, говорят, что вы были замечены в кампании призраков; фи фи фи! – передразнивал он Куросаки, однако отчетливо понимал, что значит этот их визит: они сделают все, чтобы он перестал общаться со своими друзьями.
«Своими друзьями…» - Широсаки горько усмехнулся. Он не мог даже представить себе, когда был наивным ребенком, что его друзьями будут призраки и прочие духовные сущности. Как и любой мальчишка, он верил в людей, верил в дружбу, долгую, крепкую. Пока всю его жизнь не перевернул с ног на голову один несчастный случай.


Flashback

Было начало лета. В то время у него еще были темные волосы, впрочем, тогда он и сам был лишь тринадцатилетним подростком.
Хичиго расстался со своими школьными товарищами, чтобы ровно через тридцать минут встретиться с ними вновь у входа в недавно открывшийся парк аттракционов. Он бежал домой, весело перепрыгивая через лучи, напоминавшие об утреннем дожде. Ярко светившее солнце обещало хорошую погоду до конца дня. Внезапно дорогу перегородил небольшой фургон, из которого сразу же вышел высокий мужчина. Он был очень высок и худощав, а из-под черного, накинутого на голову, капюшона виднелись темные длинные волосы. Быстро приблизившись к подростку, он схватил его за руку, и, зажимая рот второй, потащил к фургону. Широсаки ничего не понимал и вырывался, как мог, но что он, ребенок, мог сделать против взрослого человека. Ничего. Его затолкали в фургон. Хичиго удалось пнуть мужчину в живот, но это не возымело ничего путного. Напротив. Рассвирепев, он ударил подростка по лицу и, пользуясь временной дезориентацией последнего, принялся связывать ему ноги и руки. А напоследок заклеили рот, хотя за все это время, Хичи не издал ни звука.
Потом была долгая дорога в никуда. Широсаки не мог определить день сейчас или уже настала ночь. Его окружала непроглядная тьма фургона. Машина все время сворачивала то вправо, то влево, подпрыгивала на кочках и попадала в ямы. Казалось, она едет не по дороге, а по вспаханному полю.
Подросток не привык просто так сдаваться. И даже такая ситуация хоть и пугала, но не смогла заставить его потерять присутствие духа. Он катался по грязному полу фургона, тщетно пытаясь справиться с путами. Узлы были крепкими и какими-то запутанными. Широсаки даже начал думать, что возможно это некая разновидность морского узла. Но его старания не прошли даром – удалось хотя бы содрать клейкую ленту со рта. И вдруг тряска закончилась. Машина остановилась. Наступила тишина. Давящая на виски тишина, она пробудила спящий до этого момента страх. Липкий страх перед неизвестностью. Хичиго лежал, боясь пошевелиться. Минута, другая, третья, но вокруг по-прежнему тишина. Ничего не происходит. Десять минут. Подросток хватал воздух мелкими глотками, но ему казалось, что это его тихое дыхание на самом деле слышно далеко за пределами его временной тюрьмы. И вот послышался противный скрип открываемой дверцы машины. Хлопок. Треск и шорох сухих веток под ногами. Отъехала дверь, пропуская в маленькое пространство свет погасающего дня и теплый влажный воздух.
Подростка выволокли наружу и бросили на землю, нисколько не заботясь об ограничениях в подвижности. Широсаки неуклюже упал, до помутнения, в глазах ударившись головой о землю. С трудом удержав уплывающее сознание, мальчик попытался осмотреться, чтобы понять, куда его привезли.
Вокруг был лес. Страшный пугающий лес. Что в нем пугающего, спросите вы? Наверное, сама атмосфера. Она давит на виски своей мрачностью, и в то же время остается безразличной ко всему. А еще это странное ощущение, будто за тобой наблюдают тысячи глаз. Они где-то здесь, но ты их не видишь. Кто-то где-то здесь, рядом с тобой, и в то же время далеко от тебя. Странно, да? И холод. Он внутри тебя. Он заставляет твое тело дрожать, а сердце сжиматься. Кто-то шепчет. Шепот тысяч голосов вокруг тебя, и ты начинаешь сходить сума, от бессилия понять, в действительности ли он существует или он только в твоей голове. Каждой клеточкой своего тела ты ощущаешь их. Кто они? Не знаешь…
И ладно если бы все дело было только в угнетающем чувстве незримого присутствия. В другой ситуации Хичиго списал бы подобное на страх из-за похищения и неизвестности, что же дальше с ним будет, но не сейчас. Куда бы не упал его взгляд, Широсаки все больше и больше убеждался в догадке о своем местонахождении. Он столько раз читал, слышал об этом месте, а Гугл обнаруживал каждый раз новые статьи и фотографии с очередного трагического случая, случившегося здесь. Хичи не верил в призраков, но почему-то был уверен, что здесь они есть. Здесь, в «Лесу самоубийц», что находится под горой Фудзияма их сотни, тысячи неупокоенных душ.
Сюда проходят люди и по непонятным причинам добровольно расстаются с жизнью. Местные власти, всерьез обеспокоенные данной проблемой, предупреждали граждан об опасности посещения этого леса при помощи информационных служб. Были даже установлены специальные предупреждающие баннеры на подходе к лесу. Но чаще всего подобные предупреждения имеют обратный эффект. Такие меры привлекают людей, движимых обычным любопытством. Они вступают на эту запретную территорию и больше не возвращаются.
Ученые пытались объяснить этот феномен возникновения у людей желания покончить жизнь самоубийством тем, что лес образовался на магматической породе, которая оказывает некое магнетическое воздействие на человека. В следствие, происходит нарушение на психологическом уровне, что приводит к расстройству личности. Возможно и так, но почему тогда у всех пришедших сюда людей одно желание? Ведь все мы разные.
Есть и другое предположение, берущее свои корни в далекой феодальной Японии. В те времена чтобы прокормить свои семьи, малоимущие родители оставляли самого слабого члена семьи, будь то старец или младенец, в месте у подножья горы Фудзияма на погибель. Сюда же приходили и те, кто по самым разным причинам хотел встретить свою смерть. Многих приводили тяжелые неизлечимые болезни, других попросту старость. Так же приводили насильно. Причины последней – алчность и корысть, месть и похоть. Но какова бы ни была причина, вывод только один – лес этот вырос на почве, столетиями впитывающей людскую кровь.
Проходит минута, другая. А Хичи все так же лежит и слушает эти голоса, но почему-то страх перед ними понемногу начинает отступать. Накатывает спокойствие. Он теперь точно знает, что это за лес. И точно знает, что выбраться живым отсюда у него не получится…
Резкий рывок вверх оторвал Хичиго от нелегких размышлений. Как оказалось, пока он прибывал в раздумьях об окружающем его месте (и не только месте), похититель успел разрезать веревку на его ногах.Теперь мальчик мог спокойно стоять, не боясь упасть.

- Что притих, пацан? Неужели не боишься того, что с тобой может случиться дальше? – Это был первый раз, когда мужчина заговорил с ним.
- Нет, - ответ дался легко и Широсаки возможно удивился бы этому, если бы непонятно откуда взявшееся собственное безразличие.
- А ты начинай! Я собираюсь насладиться каждым твоим писком, каждым ревом и хныканьем, когда я займусь тобой. Ты будешь просить, умолять чтобы я остановился, а я не остановлюсь, буду вытряхивать из тебя кишки, пока ты не подохнешь, сопля! - Мужчина достал из кармана куртки маленькую цифровую видеокамеру и помахал ею в воздухе, - а это поможет мне еще долго помнить этот день.
Похититель медленно облизнул тонкие губы и ухмыльнулся. Хичи передернуло от отвращения. Страх вновь попытался пустить свои корни в душе подростка, но он легко его поборол: какой смысл бояться, если исход предрешен. Это, о чем говорил этот псих, лишь отсрочит неминуемый конец.
Широсаки стоял спокойно, без интереса наблюдая своими светло карими глазами за мужчиной, который аккуратно заталкивал камеру обратно в карман. Покончив с этим, неизвестный подошел к фургону и, открыв заднюю дверь, достал откуда-то сверху большую туго набитую спортивную сумку. Об ее содержимом Хичиго предпочел не задумываться.
Мужчина все делал не спеша, словно оттягивая момент до развязки. А может просто хотел, чтобы его жертва представляла, что с ней будет дальше. Еще больше начинала трястись от своих же фантазий. Знала, что не сможет спастись.
Медленно подходя к мальчику, мужчина на ходу перекинул сумку в другую руку, а освободившейся схватил парня за ворот пиджака и толкнул, заставляя его идти первым.
Они шли уже минут двадцать, никуда не сворачивая, а Хичи казалось, будто они ходят по кругу. Он видел одни и те же деревья, подобия кустарников, ямы и уже знакомые ухабы. Широсаки даже угадывал, какой камень они сейчас будут проходить, какое дерево стоит в нескольких десятках метров дальше по дороге.
«Большая лужа, или, быть может, маленький пруд… в луже ведь не может быть тины, так? Через семь шагов после него должно быть расколовшееся надвое огромное дерево. Одна его часть нависает над тропой, по которой мы идем непонятно куда». – Хичиго вздохнул. Он и сам поражался собственному спокойствию.
Через несколько минут впереди и впрямь показалось изуродованное дерево.
- Уже пятое такое или одно и то же? - тихо прошептал мальчик. Впрочем, даже если его и услышали, ему было бы плевать. Окружающее его безмолвье слишком угнетало, ведь он не слышал даже шороха листвы под их ногами. Ему хотелось слышать хоть какие-то звуки, пусть даже если это будет собственный шепот.
«Интересно, этот мужик сам-то замечает подобную чертовщину?» - Парень осторожно повернул голову в бок, чтобы увидеть идущего сзади мужчину, но упавшая на глаза челка позволила заметить лишь его ноги, обутые в высокие черные ботинки.
Это сумасшествие. И виноват этот чертов лес. Он путает чувства. Заставляет думать о том, чего нет на самом деле, ощущать то, чего нет. А может есть?
Мальчик зажмурился. Исчезнувшее было чувство незримого присутствия, навалилось с новой силой. Он снова слышит чей-то шепот, ощущает на себе чьи-то безразличные взгляды.
Мысли вновь вертятся вокруг собственного непонятного хладнокровия. Хичи знает, что должен быть напуган, однако вместо этого идет на встречу со своей мучительной смертью абсолютно спокойным.
Широсаки тряхнул головой, дабы избавиться от назойливых мыслей. Вряд ли он получит ответы на свои вопросы. Так к чему забивать ими голову.
Занятый мыслями, Хичиго не сразу заметил, как они вышли на полянку. Она была небольшой, круглой, примерно метров шесть в диаметре. Вокруг нее, тесно прижавшись друг к другу, выстроились огромные, необъятные деревья. Они были настолько высоки, что смотря вверх, казалось, будто они находятся на дне глубокого деревянного колодца, и выход из него слишком далек.
Его снова толкнули, бесцеремонно обрывая поток философских мыслей.
- Нравится местечко? – и, не дождавшись ответа, мужчина наклонился и прошипел, словно змея, на ухо подростку, так тихо, будто его мог услышать кто-либо посторонний, - здесь ты и останешься… навсегда.
Мужчина резко дернул парня в сторону одного из деревьев и довольно сильно толкнул прямо в ствол гиганта. Широсаки с размаху врезался в уродливый, испещренный выбоинами и неровностями, ствол. В глазах потемнело, и мальчик медленно осел на землю. Голова раскалывалась, в ушах шумело, а в правом боку нещадно жгло. Немного придя в себя, мальчик ощутил, как по лицу стекало что-то теплое. Похоже, ему разбили лоб.
- Ну что, ублюдок мелкий, как ощущения? – И снова этот смех. Противный, каркающий смех. Как же Хичи ненавидел этот смех. Хотелось со всей имеющейся силой зажать уши руками, лишь бы не слышать его. Но эти самые руки в данный момент были связанны, и потому мальчик только отвернулся.
Не к месту вспомнился фильм, что показывали на уроках биологии про обезьян. Тогда учитель рассказывал им, как методом звуков общаются между собой обезьяны. Ассоциация пришла мгновенно. Смех этого чокнутого напоминал рев готовящегося к драке гиббона.
Широсаки слегка улыбнулся, одновременно открывая глаза и пытаясь сфокусироваться на захлебывающимся собственным смехом психопате. Полностью лежа на вылезшем из-под земли корне дерева, Хичи продолжал смотреть на мужчину и улыбаться. Если бы тот только мог видеть, какой зловещей была улыбка мальчишки.
- Неплохие, надо сказать! – Хичи знал, чем это закончится, но уже давно решил, что по мере возможностей будет портить ублюдку весь кайф. Конечно, за это его будут бить еще сильнее, и он будет орать от боли. Но кто ему запретит вместе с этим выкрикивать различные гадости?
Смех резко прекратился. На мальчика уставились, полные бешенства, темные глаза.
- О, так тебе мало?
Хичиго дернули назад за волосы и резко впечатали лицом все в тот же ствол. В щеку, чуть ниже скулы, что-то впилось. Похоже, это была одна из тех мелких сухих веточек, что торчали из ствола.
- А ты смелый, сучонок! - После удара, мужчина так и не выпустил темных волос подростка, и теперь смотрел прямо в залитое кровью лицо Хичиго, - вот только это не надолго. У меня все ломаются.
Продолжая удерживать мальчика, изверг ухватился другой рукой за веточку, торчавшую из щеки подростка. Он принялся вращать ее в разные стороны, периодически пытаясь протолкнуть ее глубже. Широсаки дергался, шипел и пытался отодвинуться подальше, но его слишком сильно держали. Боль мутила рассудок. Болели даже зубы, а из глаз грозились полить слезы. Но Хичи сдерживал их. Он не позволит дать себе слабину. Это означало проигрыш в их негласной игре «Кто первым сдастся», а проиграть он еще не готов.
Собрав все силы, что у него были, подросток дернул головой так, что сломать веточку, тем самым прекращая эту извращенную пытку. Не успел он подумать, что может хоть несколько секунд передохнуть, как его с размаху ударили по той самой щеке. Хичи снова упал. Он едва не забыл собственное ранее принятое решение досаждать по любому представившемуся удобному случаю:
- С чего ты взял, что так будет всегда? – Хичиго выдавил ухмылку.
- Бесишь, гаденыш! Хотя знаешь, - мужчина скинул с головы капюшон, - так даже интереснее. Пожалуй, я подольше с тобой развлекусь.
Мужчина широко оскалился. Он уже по-другому смотрел на подростка. С какой-то долей интереса.
- Меня не интересует твое имя, так как я его забуду сразу же после того, как ты сдохнешь. Но так и быть скажу тебе свое. Ннойтора Джируга. Запомни, пока еще можешь нормально соображать.
- Ннойтора, да? – Хичи сплюнул накопившуюся во рту кровь на ботинок Джигуги, - похоже на обезьянью кличку!
Широсаки весь подобрался в ожидании нового удара, но его не последовало. Вместо этого Ннойтора подошел к брошенной сумке и сел прямо на нее.
- Тебе, наверное, интересно, почему я все это делаю? – Достал из бокового кармана сумки пачку сигарет. Закурил. Зажигалка замысловатым кулоном висела на длинной цепочке на шее мужчины. – Когда-то я пережил то же самое! Меня так же притащили сюда, так же били, а после, подвесив на ржавых железных клюках, загнав мне их под ребра, оставили подыхать.
Широсаки не поднимая, головы широко распахнул глаза. А Джируга продолжал:
- Но я выбрался. Выпутался из веревок и, раскачавшись на этих самых клюках, зацепился за ствол дерева, на котором и был подвешен. А потом полз вверх, карабкался, цепляясь чертовыми железяками за кору. Тебе знакомо чувство, когда в твоих потрохах шевелиться железо? Конечно, нет! Но это пока. А вот я знаю, я их вытаскивал из себя. Мне приходилось их крутить, вертеть туда-сюда, потому что на концах этих крюков были треугольные наконечники, которые цеплялись своими углами за мои внутренности.
Мужчина глубоко затянулся и медленно выпустил дым изо рта. Он, не мигая, смотрел куда-то мимо подростка, от чего казалось, что рассказ его предназначался скорее для самого Джируги. Сам же Ннойтора не понимал, от чего ему вдруг захотелось рассказать этому мелкому засранцу свое прошлое. Он не пытался себя этим оправдать или тем более вызвать жалость у гавнюка. За жалость к нему он уже убил несколько тупых девиц, которые округляли глазки и заливались слезками, жалея его. Как же он ненавидел жалость к себе. Впрочем, он не испытывал ее и сам. Ни к кому. Даже к себе.
- Зачем ты мне все это рассказываешь? Хочешь, чтобы я тебя понял? Или быть может, пожалел?
В голове Широсаки не укладывалось, почему человек, прошедший через ад, стал таким же монстром, каким был тот, что оставил его умирать здесь.
- Пожалел? Меня? Ха! Мне не нужна ничья жалость. Просто, - Джируга выпустил облако дыма, - ты мне напомнил меня в тот день. Дежа вю, блять! Я тоже брыкался, орал всякое дерьмо и всячески пытался поднасрать тому козлу. Наверное, ты задаешься сейчас вопросом: «Почему он так делает, раз сам прошел через это?»
Ннойтора выжидательно уставился на мальчишку, но тот был слишком уперт, чтобы показать хоть малейшую заинтересованность.



«Гаденыш»

Но вслух продолжил свой рассказ:

- Когда я выбрался из леса, то довольно долго плелся по пустой дороге, даже не надеясь, что тут кто-то проедет. Но мне повезло, подобрала какая-то женщина и отвезла в больницу, - Джируга скривился то ли в усмешке, то ли в оскале, - а дальше, само собой, копы, расспросы, операции, перевязки. Бля, даже психологи прописались, все выспрашивали, как я. Сидели около меня чуть ли не сутками, все хотели узнать, какого это «пережить ад», - мужчина смачно сплюнул в сторону и, уставившись в дерево непроницаемым взглядом, продолжил, будто говоря сам с собой – «Очень больно было, да?» - я не знаю, каким надо быть дебилом, чтобы задать ребенку такой вопрос. Только вот никто так и не спросил, как я себя чувствую, лучше ли мне, хорошо ли затягиваются то месиво, что было у меня вместо тела…

Вероятно, Ннойтора слишком сильно ушел в свои болезненные воспоминания, так как не заметил, как тлеющий остаток сигареты уже касался сжимающих его пальцев. Так длилось не долго, но достаточно, чтобы хоть немного понять, что твориться у человека, застывшего напротив, в душе. Так Широсаки и сидел, наблюдая из-под влажной от пота челки за мужчиной, и не смея пошевелиться.

- Раз они хотят узнать – Хичи вздрогнул от нарушившего, уже ставшую привычной тишину, тихого, но четкого шипения, - они это узнают. Ну, не совсем они, конечно. Как там говорится? «За поступки родителей, ответственность несут дети», так, кажется?

Хотя теперь причина сдвига в психике у этого изверга была предельно ясна, Хичиго все же не мог понять одного – причем тут он? Его родители не имеют никакого отношения к тем событиям, да и вообще, работают в других сферах, если предположить вариант, в котором, они могли бы сотрудничать с полицией или медиками. Что же…

- А, не въезжаешь, мелкий? Хочешь, скажу, причем тут ты, когда твоя мать цветочками занимается, а папаша инструктор по альпинизму?

Светло-карие глаза в неверии уставились на ухмыляющегося мужчину.

«Он знает? Он знает про мою семью. Откуда он это знает? Он что, следил за мной? Я не случайно ему попался?»…

Подросток не выдержал, и насколько хватило сил, выкрикнул:

- Откуда ты это знаешь?

Джируга растянул рот в хищной ухмылке, со злорадством глядя в глаза шокированному подростку. Он просто стоял и смотрел, ждал, когда пацан начнет хныкать и просить рассказать ему все. Однако прошла минута, за ней вторая, третья, а мальчишка, похоже, и не собирался делать, что-либо подобное. Мужчина слегка скривился. Гавнюк рыжий. Впрочем, это было не удивительно. Еще тогда, на дороге, приближаясь к нему, Джируга понял, что мальчишка не так прост, как большинство его сверстников. Не в меру упрям. А что еще и нахалист, он знал с того, самого первого дня, как, наконец, нашел дом семейства Широсаки.

«Ладно, а если попробовать так?»

- Твой папик, коп, работающий под прикрытием. Именно он выследил и поймал того ублюдка. Я должен быть ему благодарен, скажешь ты?! Да, я и был. Был, черт его дери, до того момента, пока он не притащил меня на очную ставку с этим козлом. Так, что вини своего папочку в своем «завидном» положении. Аха хахааа!!!

«Бред. Это все бред. Бред умалишенного. Папа полицейский, работающий под прикрытием. Нет. Не может быть. Бред»

Сознание Хичиго вырисовывало добродушного высокого шатена со светлыми карими глазами. Он всегда любил подшучивать над Хичи. Когда ходили в походы по горной местности, он обучал его правилам выживания на случай, если он заблудиться. Учил даже работать с альпинистским оборудованием, взбираться на небольшие склоны… А это было все не правда, прикрывающая действительность. Но почему, почему он не рассказал, говорил, что друзья…
Широсаки, зажмурившись, тряхнул головой.

«Нет. Нет. Он не рассказал, потому что были причины. Это не то, на что я должен обижаться, как девчонка. Отец спасает жизни, трудится во благо нашей безопасности, подставляет себя под пули. Я не имею права его в чем-то обвинять, и тем более вести себя так, как хочет, чтобы я себя вел, этот ублюдок»

- Ну что, гавнюк, отдохнул? Пора начинать наше маленькое веселье, - с этими словами, Ннойтора подошел к подростку и, взяв того за ногу, волоком потащил к дереву, единственному из окружавших поляну, имеющему низко растущие ветки. Но Хичиго на тот момент было все равно: он пытался повернуть голову так, чтобы оно меньше царапалось о усыпанную мелкими веточками, камнями и прочим, землю.
Дотащив свою жертву, Джируга принялся обвязывать голову мальчишки веревкой, предварительно прихваченной из сумки. Делал он это так, чтобы подросток был подвешен именно за голову, а не за шею, так как задушить мальчишку в его планы не входило. Покончив с замысловатым узлом, мужчина перекинул другой конец веревки через ближайшую ветку, начиная поднимать подростка над землей. Он делал это уже много раз, и потому знал, как надо тянуть, чтобы, невзначай, не сломать своей жертве шейные позвонки. Хичи же в этот момент пытался абстрагироваться от вновь пронзившей его тело боли. Он предполагал, что у него уже сломано ребро, быть может, и не одно, и выбито несколько зубов. Что же будет дальше?.. Широсаки усмехнулся про себя, но в тот же момент, ему стало жаль своего отца. Словно на яву, Хичиго видел, как меняется выражение лица его отца, когда ему будут рассказывать о причине смерти его сына. И кто подозреваемый.
«Прости, отец. И не вздумай винить себя в чем-либо. Ты все тогда сделал правильно. Но даже ты не можешь спасти всех»
Остальные мысли испарились вместе с первым ударом. Дальше все было как в тумане. Его били, истязали, мучили, а он лишь сильнее стискивал зубы, в надежде не издать ни звука, и шипел проклятия вперемешку с ехидными замечаниями.
Боль. Ее было много. Целый океан боли, в котором Хичи растворялся без остатка сознания.

Свет в конце туннеля мерещится уже некоторое время. А был ли это на самом деле тот самый свет в том самом туннеле? Хичиго было все равно. Он не думал об этом. Не думал вообще ни о чем. Просто плыл по невидимому течению куда-то. Куда? Впрочем, какая теперь разница куда. Для Широсаки время остановилось уже давно, поэтому он даже не знал, сколько вот так вот уже плывет в неизвестность. Сколько прошло с тех пор, как началось все это, боль, кровь, звук ломающейся кости, огонь, холод, тьма.… Где-то, на периферии еще не отключившегося сознания, он слышал все эти звуки, ощущал лишь толчки. Казалось, ему отбили все нервные окончания, и теперь он лишь живая боксерская груша.

«Скоро все закончится»


Шепот. В голове чей-то шепот. А может это его собственный?

«Скоро все закончится»


Это и так известно. Он чувствовал – неминуемый конец уже близко, и этот белый, холодный свет перед глазами тому подтверждение. А может, это ему тоже кажется? Отголосок воспаленного сознания, что еще не сдался, еще борется за существование?..

И если бы Широсаки только знал, что этот призрачный свет ему не привиделся.

Солнце давно уже отдало бразды правления небосклоном ночному светилу. В лесу, укутанному в сумерки, стояла тишина. Оно и понятно, ведь это место не предназначено для живых. Нет совсем, спросите вы? Нет. Еще недавно там, на маленькой полянке, со всех сторон окруженной старыми деревьями, был мальчик, он был живой. Но теперь и его нет. Ну а тот, кто был рядом с ним? Его душа уже давно утратила свою человечность. А человек без души, как известно, мертв.

- Так просто взял и сдох, крысеныш! – Ннойтора докуривал уже вторую сигарету за последние пять минут. Он был зол. Он был в бешенстве. Он не получил то, ради чего все это делал. Свою долю адреналина, долю чужого страха, чужой боли и ненависти. Ни капли. Как бы он не бил, как бы ни мучил, пацан все равно продолжал вести себя, словно ему всего лишь обрабатывают антисептиком небольшую рану, а не медленно подводят к отбытию на тот свет. Кричал, шипел проклятия и дергался, но это было не то. Совсем не так, черт побери, как должно быть. Ни рыданий, ни мольбы прекратить. Ничего.

- Черт! – Затушив сигарету, Джируга убрал ее в карман сумки.
Теперь он решал, что сделать с трупом. Сжечь? Нет, только не этого. У него на очереди еще двое очаровательных выродков.

«А пусть так висит! Будет как наглядное пособие для оставшихся!»

Идея понравилась и, хмыкнув, Джируга принялся собирать инструменты пыток, а так же убирать следы и улики, по которым его могли бы вычислить.

«Проснись»



Ннойтора достал маленький фонарик и целлофановый пакет, и, встав на колени, принялся тщательно осматривать землю.

«Проснись!»



Собрав в пакет все, что только могло указать на него, Джируга подошел к сумке и засунул свою ношу туда. Следом отправились и резиновые перчатки, в которых он находился с момента похищения и до самого конца, а так же, обрезки веревки, мелкие металлические предметы, наподобие гвоздей, и прочее.

«Проснись. Приди в себя»



Когда все необходимое было сделано, Ннойтора решил все же еще раз взглянуть на пацана.

«Очнись же!»



Он остановился на расстоянии вытянутой руки и, подсвечивая фонариком, нагнулся, рассматривая окровавленное лицо подростка.

«Просыпайся, Хичиго, открой глаза!»



… и он открыл. Два ярких, широко раскрытых, желтых глаза в упор уставились на окаменевшего мужчину.
Охваченный первобытным ужасом, он стоял, не смея пошевелиться, и наблюдал, как искусно завязанные вокруг головы подростка им узлы, развязываются под действием некой невидимой силы.

- Не может быть…

Освободившийся мальчик упал на землю, но сразу же начал медленно подниматься.

- Нет, так не может быть!

Поднявшись на ноги, подросток стоял несколько секунд, показавшиеся Ннойторе вечностью, осматриваясь по сторонам, а после, двинулся в сторону мужчины.

- Нет, черт возьми! Так не бывает! Ты же сдох, гаденыш, сдох! Слышишь? – Казалось, Джируга пытается в первую очередь убедить себя самого. Он знает, что такое смерть. Он видел ее не раз. Он убил уже семь детей, но никто из них не подавал даже малейшего признака жизни. Особенно через полчаса после смерти! Они все были мертвы. И этот тоже. Так, какого хера, он ходит, зомби херов!?

«Что происходит?» - Хичи не мог понять, в чем дело. Там, где-то в его сознании, в его голове с ним разговаривали, шептали множества голосов, а он их слышал и слушал. Каждого в отдельности от тысяч остальных. Там, они его позвали, и он откликнулся, сказали проснуться, и он открыл глаза. Но зачем? Где они? Кто они? В последний раз, он видел лишь холодную черную воду вокруг себя, что не давала сделать ни единого вдоха, а теперь лицо ублюдка, на котором застыла маска страха.


«Все в порядке»


«Все в порядке?»


«Да, все в порядке!»




Хичиго не до конца понимал, что именно в порядке, но начал когда упал на землю. А потом смог встать, словно это не ему некоторое время назад перебили в нескольких местах кости на ногах. Осознание происходящего понемногу начало приходить. И к тому же, нет той боли, которая должна была придти, когда он рухнул на землю. Нет. Ничего. Раны, синяки, опухоль в местах ударов – этого ничего нет. Лишь запекшаяся кровь, покрывающая его тело, напоминает о тех страшных увечьях, которые он получил некоторое время назад.
Хичиго посмотрел по сторонам – все то же место, в том же лесу. Вот и что-то выкрикнувший ублюдок Ннойтора. Широсаки, не долго думая, двинулся в его сторону. Зачем? Этого он и сам не знал. Ноги сами, против воли, двигались. Его воли? А, может, и по его. Хичи не знал. Не понимал. Он просто смотрел на застывшего мужчину, медленно переставляя ноги в его сторону. А в голове ясность, будто проснулся после хорошего крепкого сна.
Внезапно Джируга кинулся к лежавшей, на земле, сумке и достал из нее небольшой железный прут:

- Сейчас ты окончательно сдохнешь, зомби херов!

Мужчина сделал несколько спешных шагов в сторону подростка, но сразу же резко остановился. Он просто стоял, держа вытянутую руку с прутом на уровне собственного лица, словно приготовился защищаться. Но приглядевшись по внимательнее, Хичиго заметил, что это не совсем так. Ннойтора стоял практически на одной ноге, выбросив вторую для нового шага, но не успел до конца поставить ногу на землю. А еще он не шевелился вообще, лишь мелко дергался, словно пытаясь сбросить невидимые оковы, мешающие двигаться.
Борьба продолжалась несколько минут, а потом, словно оттаяв, он рухнул на землю и начиная хватать ртом воздух. Он метался по земле, рваными движениями хватаясь то за одну часть собственного тела, то за другую. Схватился за голову, закричал, стискивая ее руками.

Ннойторе казалось, что его голова вот-вот расколется от тысяч голосов, что беспрерывно нашептывающих ему. А потом он увидел их.
Тех, кого он замучил до смерти в этом лесу, и тех, кого он не знал вовсе, но отчетливо понимал, как и другие, они тоже не из мира живых. Это они. Все они разными голосами шептали у него в сознании, заставляя оборачиваться по сторонам в поисках этого шепота, не веря, что слышит его лишь он. Сейчас все они смотрели на него своими темными провалами глазниц, тянули к нему свои мертвецкие руки.

- Не подходите… Не подходите!

Хичи видел, как Джируга упал. С удивлением наблюдал как, схватившись за голову, мужчина катался по земле, рыча сквозь зубы проклятия. И как с застывшим ужасом в глазах, не мигая, смотрел куда-то мимо Широсаки.
Подросток обернулся и увидел позади себя мальчишек и девчонок разного возраста. Те, кто стояли ближе к нему, мягко улыбались, другие же просто смотрели, кто на него, а кто на сидевшего, на земле, мужчину. Но не прошло и минуты, как они все, как один, двинулись в сторону Джируги, который заметив это вновь начал что-то выкрикивать.

- Не меньше сотни, - отстранено отметил про себя подросток, когда процессия проходила мимо него. Они были везде, шли со всех сторон и появлялись из ниоткуда.
Широсаки обернулся, пытаясь рассмотреть, что происходит впереди и где Джируга, но внезапно на плечо легло что-то легкое и прохладное:

- Все в порядке.

Обернувшись, он увидел девочку. Возможно, она была его ровесницей. Она смотрела на него и нежно улыбалась, а после, не спеша двинулась в след за остальными.
Хичи смотрел ей в спину и отчетливо видел, как с каждым сделанным шагом ее тело медленно растворяется, превращаясь в легкий силуэт из дымки. То же происходило и с остальными – они исчезали, сливаясь друг с другом в призрачном тумане. Уходя в тот, другой мир, они забирали с собой и Джиругу. Он больше не кричал, не пытался вырваться. Возможно, знал, что за ним рано или поздно придут, ведь безнаказанными такие деяния не остаются.

Когда призрачная процессия окончила свое шествие, Широсаки, оставшись один, неожиданно ощутил всю тяжесть происходивших здесь событий. Девочка, что подходила к нему, буквально за несколько секунд успела показать Широсаки все те страшные события, что происходили здесь на протяжении не одного десятка лет. Все, что послужило причиной, побудившей назвать это место «Лесом смерти».
Здесь веками умирали люди, оставляя после себя тяжелую энергетику смерти, поэтому и нет ничего удивительного, что этот лес губителен для живых. Очень немногим посчастливилось выбраться отсюда живыми. Но все те, кому все же удалось это сделать, навсегда запомнят тот липкий холодный страх, что сковывал их сердца и разум на протяжении всего времени пребывания здесь.

Внезапно, силы покинули Широсаки, и он упал на колени. В душе зародилось нестерпимое желание убраться отсюда как можно быстрее. Только вот встать он, как не пытался, не мог. Тело отказывалось слушаться. «Надо бежать!» Но, едва поднявшись, он снова падал. И в бессилии он закричал…
Хичиго вместе с криком выплескивал рвущее его на части, напряжение от пережитого. Для него, всего лишь подростка, осознать, что его убил больной маньяк, и вернули к жизни, погибшие до него, дети, было не просто. Он пытался хоть как-то представить, что это сон, но осевший в душе холод, жестоко, раз за разом, воспоминание за воспоминанием, напоминал, что это реальность.
На его глазах произошло отмщение жертв своему убийце. Хичи знал, видел в тех видениях, как все они умирали, каждую чертову подробность. Видел он и свою смерть…
Широсаки закрыл глаза. Он даже не заметил, как рухнул на влажную землю.
До рассвета оставалось чуть больше двух часов.
Очнувшись, Широсаки решил ничего никому не рассказывать. Да и кто в такое поверит… Никто не должен знать, тем более отец.

Подросток привел себя в порядок не без помощи бутылки с водой, что нашел в оставленной сумке. Спокойно занимаясь внешним видом, он, тем не менее, не был безмятежен в душе. Вроде бы все закончилось, он остался жив, ему больше ничего не угрожает, но смутное волнение не собирается покидать его. Возможно, виной тому это место. Даже не смотря на то, что обитатели леса вроде как спасли ему жизнь, никто не давал гарантии, что они не попробуют забрать свой дар обратно. Вокруг было спокойно, тихо, и это была уже не та пугающая тишина, что встретила его по прибытию. Иная. Такая, какой и должна быть тишина в лесу. За исключением лишь редких звуков, напоминающих, что в этом месте процветает жизнь.

Гонимый подобными мыслями, Хичиго спешил покинуть эти места. Прочь отсюда, как можно дальше от леса, что безмолвно напоминал о всем то, что здесь было.

***

Когда Хичи добрался до дома, был уже вечер. На звук захлопнутой входной двери, вышли встревоженные родители. Мать с трудом узнала в бледном, седом мальчике своего сына. Они несколько минут, показавшиеся Широсаки вечностью, в немом шоке рассматривали его. Грязная, кое-где порванная одежда, свисавшая с бледных плеч подростка, красноречиво говорила, что случилось что-то серьезное, даже страшное. Но подросток молчал. На все вопросы отвечал короткими «да», «нет». Некогда жизнерадостный ребенок, сейчас стоял и исподлобья смотрел на отчаявшихся добиться хоть одного ответа родителей, и гадал, что же будет дальше.
Хичиго еще не знал, каких изменений претерпела его внешность.

***

Спустя долгое время отцу все же удалось разговорить Хичи. Как и предполагалось, в начале отец отказывался верить в то, что ему рассказывали, попрекая широкой фантазией. Но по мере того, как стали всплывать довольно знакомые имена, события и даже действия, сомнения стремительно начали таять под весом фактов. Окончательно поверить сыну отец смог когда услышал историю некоторых погибших в том лесу детей, и одно единственное имя – Ннойтора Джируга.

Не зря Хичиго опасался последствий своей правды. Отец действительно обвинил во всем случившимся себя. Матери они решили ничего не говорить, рассказав лишь про психопата, забивающего своих малолетних жертв до смерти. Его личность и мотивы он так же опустил.

***
Если любящие и сопереживающие Хичи родители даже и не подумали оградить его от внешнего мира, то этот самый мир принялся упорно отгораживаться от него сам. Общество отказывалось принимать его желтые глаза и седые волосы, оно даже не пыталось понять причину этих изменений, цинично полагая, что это не важно. Он не был похож на остальных, а значит должен держаться от них подальше. И точка.
И Широсаки потерял все: друзей, знакомых, любимых учителей, как бы банально это не прозвучало. Тогда родители решились переехать в другой город, чтобы иметь возможность для своего сына начать все с начала. Но и на новом месте не удалось скрыться от прошлого. Вопреки ожиданиям, подростка сторонились, отказываясь общаться даже по элементарным вопросам. С каждым днем Хичи закрывался в себе все больше. Он на отрез отказался ходить в школу, от чего родителям пришлось забрать документы из учебного учреждения и искать преподавателей, что согласились бы обучать подростка на дому.

Старания отца вскоре увенчались успехом, и в доме появился новый человек. Ее звали Унохана Ретцу. И она была удивительна. Женщина не старше тридцати пяти лет, но с глазами мудрого, все понимающего человека, она приняла подростка так легко, как если бы он был ее родственник. И вот родители, наконец, смогли вздохнуть с облегчением после стольких поисков, предоставив Хичиго, который отгородился даже от них, возможность попробовать вновь начать верить в людей.

Дни тянулись однообразные, ни одна книга была изучена, но Широсаки по-прежнему смотрел на своего единственного учителя с большой долей опаски. Прошло чуть меньше года, а Хичи никак не хотел верить этой странной женщине, которая сидела напротив, и объясняла своим мягким, тихим голосом очередную тему урока. Он привык, что его все сторонятся, много раз испытывал на себе злые шутки одноклассников или просто соседских ребят, которые, казалось, приняли в свою кампанию, а после обрывали всякие надежды жестокими, едкими словами. Вот и сейчас он ожидал нечто подобное. Но она день ото дня продолжала относиться к нему, словно он обычный подросток, беседовать с ним, когда он что-то не понимал, и даже дарить легкую улыбку, когда проблема была решена.

Однажды Широсаки не выдержал и спросил на прямую, почему же она ведет себя с ним вот так. Безо всякого отвращения или, хотя бы, гадливости. Где бы он ни появлялся, всегда ловил на себе любопытные, заинтересованные, порой, не скрывающиеся взгляды, но Унохана либо была хорошей актрисой, либо действительно была искренна в своем отношении. И он хотел знать, где тут правда.
Но в ответ Ретцу лишь тихо засмеялась.

- Хичиго-кун, наконец-то ты решился на разговор. Сказать по правде, я ожидала его многим раньше. Но не это главное. Ты хочешь знать, почему я согласилась тебя обучать?

Широсаки медленно кивнул. Он уже пожалел, что спросил. Он боялся того, что может услышать. И в то же время, ему нужно было знать наверняка, пусть даже это и будет очередная ступень в темноту одиночества, еще одна разбитая несколькими жестокими словами, надежда. Надежда. Она есть, всегда была, пусть даже маленькая, сокрытая за тоннами безразличия и отчуждения, но надежда, что когда-нибудь кто-нибудь его примет, существовала. И сейчас решалась ее судьба. Напрасно ли она жила все это время или нет?

- Несмотря на то, что с тобой приключилось, ты остаешься таким же ребенком. – Хичи медленно поднял глаза на педагога, - пусть и не совсем обычным внешне, но внутри ты лишь подросток, рано познавший жестокость, и слишком рано соприкоснувшийся с другим, закрытым для простого смертного человека, миром.

Широсаки похолодел. Он не мог точно сказать, отчего ему вдруг стало так не по себе и захотелось убежать, скрыться, спрятаться от всех, особенно от этой женщины. Что она знает? Откуда все это знает? Рассказал отец? Но ведь он обещал, что никто никогда не узнает этого.

И как после такого вообще понять поведение Уноханы. Она верит или играет в понимание? И что будет, если он расскажет больше? Столько вопросов, и ответ на каждый ждешь как приговор.
Будто прочитав мысли подростка, Унохана перестала улыбаться и посмотрела уже серьезно:

- Хичиго-кун, я знаю абсолютно все.

- Все? И… и вы верите, что это правда?

- Верю. Более того, знаю, что ты вернулся с того света благодаря тем духовным личностям. И твоя внешность доказывает это. – Прервавшись, она пересела к нему на кровать и прикоснулась к волосам подростка, слегка взъерошив их.

- Тогда почему Вы не считаете меня проклятым, отмеченным О-Ямой*, как делают многие? Нет, как считаю все! – Хичи повысил голос, нервы начали сдавать, он уже перестал что либо понимать, - или Вы просто жалеете меня?
Что угодно, только не жалость. Это бьет сильнее любого обидного слова. Заставляет еще более ощущать себя ущербным, жалким, не нужным.

- Я тоже с ними сталкивалась. Не так, как ты, но, тем не менее, это было, - Ретцу неопределенно покрутила руками в воздухе, - странно. Они не пытались мне навредить, но я чувствовала, как подаю куда-то туда, где человек находиться не должен.

Женщина замолчала, окунувшись в воспоминания. В комнате повисла гнетущая, тяжелая тишина.
Подросток некоторое время сидел, уставившись в пол, пытаясь осознать услышанное. Где-то там, внутри, начала зарождаться вина. Вина оттого, что смел упрекнуть человека, который был все это время рядом, пытаясь помочь одним своим присутствием, а он счел это за проявление жалости, не понимая, что их что-то может связывать. Хотя, откуда он мог знать? Конечно, считать, что только он, Широсаки Хичиго «достоин» снисхождения потусторонних личностей к своей персоне – это глупо. Но, в то же время, это так привычно – считать, что только ты проклят…

Хичиго украдкой посмотрел на педагога. Она все так же была задумчива, и смотрела в окно. Если подумать, то он и раньше, считал ее немного странной. И дело вовсе не в том, что она решилась его учить, или из-за нее отношения в целом. Напротив, между ними установились отношения, которые Хичиго даже мог бы назвать приятельскими, если бы все время не ожидал какого-нибудь подвоха с ее стороны. Хотя порой она все же могла его напугать. У нее есть странная привычка как-то по-особенному улыбаться и при этом говорить устрашающей интонацией. Это происходит тогда, когда Хичи начинает упрямствовать или вредничать. Хотя, если после такого подросток пытается отсесть подальше, женщина искренне удивляется такому поведению.

- Я – медиум, Хичиго-кун, и умею общаться с духами. – Вывел подростка из раздумий тихий голос Ретцу.


*O-Yama (О-Яма) - японское название Сатаны
- Я – медиум, Хичиго-кун, и умею общаться с духами. – Вывел подростка из раздумий тихий голос Ретцу.
«Медиум?» - Хичиго не знал, как отнестись к такой новости. Совсем не знал.
- Если судить по тому, что рассказал мне твой отец, то и ты тоже сможешь развить такие способности.
«Значит, все же отец рассказал, - подумал Широсаки, вглядываясь в спокойное лицо Уноханы, - хотя, в ее словах может быть толк»
- Контакты с миром мертвых, - тем временем продолжала Ретцу, - бесследно не проходят. И я не говорю о внешних отметках, я имею в виду способности, которых раньше не было. В тебе ведь что-то изменилось?
Широсаки зажмурил глаза, ощущал, как задрожало все тело.
- Ты ведь их видишь?
Картинки блуждающих призраков среди толпы на улице, у заброшенных домов, везде. Духи словно преследовали его. Они каждый день напоминали ему о том, о чем он навсегда бы хотел забыть. Нечисть, нежить, духи. Они были всюду, на станции метро, стояли посреди проезжей части, сидели в такси рядом с человеком. И никто, кроме Хичи их не видел. Их, этих умерших людей и животных, кто, ежедневно возвращаясь на место своей гибели, снова и снова переживал моменты собственной смерти. Вначале это ужасно пугала подростка. Он просто вставал словно изваяние, с хрипом вдыхая вмиг похолодевший воздух, либо с застывшей на лице маской ужаса оседал под недоуменными взглядами прохожих, на асфальт прямо посреди улицы. И никто даже не пытался спросить, все ли в порядке. Никто. Но прошло довольно много времени, а подросток продолжал их видеть. И он принял эти свои не правильные, пугающие способности. Впрочем, выбора ему никто и не давал.
Однажды Широсаки, осмелев, даже попытался заговорить с одним из духов, но тот лишь продолжал повторять свой послесмертный ритуал.
- Я помогу тебе научиться понимать их, - сказала Унохана так просто, будто говорила всего лишь об игре в сеги.
Хичиго закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Что ж, если эта жизнь отвергла его, то он попытает счастье в другой.

End of flashback

Всем этим воспоминаниям уже девять лет. Сейчас они уже не приносят ни боли, ни грусти. Нет уже и тех ночных кошмаров, что мучили его когда-то. Все осталось там, в его прошлом. Теперь парень относится к ним скорее как ко сну, и только внешность и способности напоминают, что это давно забытая реальность.

За окном стоял погожий осенний день. Широсаки сидел на диване, скрестив под собой босые ноги, и потягивал из кружки зеленый чай. Сегодня он решил съездить в лес, что под горой Фудзиямой, проведать знакомых и друзей. Это являлось для него таким же приятным времяпрепровождением, как и для других людей, с одной небольшой лишь разницей – все друзья парня давно умерли для этого мира.
По телевизору шли какие-то новости, по другим каналам дурацкие фильмы, кажется, про любовь, и как всегда, куча никому не нужной рекламы. Парень выключил монотонно бубнящий ящик и подошел к окну, которое почти всегда было открыто. Небо уже успели заволочь большие тяжелые тучи, хотя метеорологи обещали ясный день, без осадков. Внизу копошатся люди, спешащие по делам, ходящие по магазинам или просто гуляющие по городу. Обычная мирская суета. Только вот Широсаки терзает не понятное чувство. И утренний визит агентов тут явно не причем. Нет, тут нечто другое. Оно словно обволакивает, волнует, заставляет опасливо прислушиваться к окружающей тебя жизни. Всем телом ощущаешь это непонятное волнение.

«Всем телом?»… - Широсаки, почувствовав холод в буквальном смысле, везде, и посмотрел вниз, - тьфу!

Он недавно вышел из душа, а так как живет один, попросту обмотал полотенце вокруг бедер. А сейчас это полотенце лежало на полу. Занятый раздумьями, парень, не заметил, как оно слетело, и теперь стоял возле огромного французского окна, что выходило на проезжую часть, абсолютно голый.
-
Ну и ладно. – Впрочем, стеснительным он тоже не был, и потому, пикантную ситуацию принял с гаденькой улыбочкой.
Отвернувшись от окна и подняв полотенце, Хичи прошелся им по влажным волосам, направляясь в спальню, чтобы одеться. Одежду он предпочитал темную, в основном, черную. Практически все куртки, кофты, джемпера и майки имели капюшон. Выходя на улицу, Широсаки всегда накидывал его на голову, так как лишний раз слушать ахи, охи и комментарии со стороны ему не хотелось. Хотя иногда он развлекался. Надевал линзы, что окрашивают белки его глаз в черный цвет, и с садистским удовольствием пугал симпатичных девушек.

Выйдя во двор, парень глубоко вдохнул свежий осенний воздух, наполненный запахами опавшей листвы и мокрого асфальта. Хичиго любил осень: ни холодно, ни жарко. И, крутя на указательном пальце ключи от машины с брелком-Каспером, и насвистывая незамысловатую мелодию, парень двинулся на парковку.
Хоть он и жил в захолустном районе города, но нуждающимся в деньгах отнюдь не был. Наделенный острым умом, Хичи, быстро освоив компьютер и все его премудрости, стал настоящим профессионалом в области IT-технологий и языков программирования. И при том, довольно востребованным, даже не смотря на то, что работал исключительно дома. Так что заработок ему позволял содержать достаточно состоятельное авто. Просто проживание здесь имело свои причины. В этом районе очень много заброшенных домов. И за каждым таким домом тянется своя. Часто трагическая, история. И своя потусторонняя личность. Кто-то из них мирно сосуществует с живыми, а кто-то напротив. Именно с такими недовольными Хичиго чаще всего и контактирует. Кого-то переубеждает, а всех несогласных отсылает в другой, принадлежащий мертвым, мир. Эти ритуалы в основном и наблюдают жители и, не разобравшись в чем дело, поднимают панику.
Удобно устроившись на водительском сидении, Хичиго вставил в проем автомагнитолы флеш-карту с музыкой. Он терпеть не мог радио с его нудными попсовыми песенками. Дорога предстояла долгая, а значит и музыка должна быть шумной, чтобы не заскучать.
Из динамиков игриво потекли первые аккорды «Dare» Gorillaz, и парень, крутанув регулятор громкости до отметки высокой громкости, мягко тронув машину с места.

Куросаки маялся от скуки в душном кабинете управления. Монитор рабочего компьютера крупным планом показывал фотографию Широсаки Хичиго. Ичи убил несколько часов, чтобы досконально изучить лицо этого странного желтоглазого парня, так похожего на него самого. Каждая черточка, морщинка, родинка, то, как лежит челка и даже прищур глаз – все это четко отпечаталось в памяти агента и не давало покоя. Конечно, по утверждениям многих людей, каждый человек имеет где-то в мире своего двойника, а то и нескольких сразу. Но то двойники, люди мало или сильно схожие по внешности, и совсем другое дело, точное, будто зеркальное отражения тебя, с которого лишь смыли привычные человеческие краски, оставив черное и белое.

Дверь открылась и в кабинет, с грохотом, ввалился Гриммджо. Заметив таки фото, которое напарник попытался свернуть, он не стал удерживать себя от ехидного комментария:
- Куросаки, ты его лучше на свидание пригласи. Это намного лучше, чем вот так сидеть и страдать над фоткой. Кстати, а в конце свиданий обычно целуются, - он рухнул на свое кресло, закинул ноги на стол и, сделав глубокий вдох, продолжил, - заодно и узнаешь, зачем твоя принцесса к нам нечисть всякую из других миров тащит.

Джагерджак с ухмылкой наблюдал, как щеки Куросаки покрылись ярким румянцем. Он ожидал колкости в ответ или летящее в него, к примеру, книги, но никак ни того, что парень заткнет себе уши наушниками и отвернется.

- Гавнюк

Кошак еще немного посверлил взглядом спину рыжего парня, но потом, мягко улыбнувшись, откинулся на спинку кресла.
Они подружились всего год назад, но Гриммджо порой кажется, что знают друг друга с пеленок. Драки, потасовки из-за пустяка – это конечно хорошо, но дружеская перепалка куда приятнее.
Джагерджак перевел скучающий взгляд на фотографию белобрысого панка, как он мысленно окрестил Широсаки, и вздохнул. Пора становиться серьезным и думать, как же так получилось, что альбинос копия Куросаки. И еще эти глаза. Но роду своей деятельности он встречался со многими жуткими тварями, и у многих из них были довольно неприятные с виду глазищи, а у кого-то их не было вообще. Но то были монстры, даже проклятие духовные личности, а тут человек, пусть и не совсем обычный, но все же живой человек. Конечно, при встрече он решил, что парень носил цветные склеральные линзы. Он был просто в этом уверен. Но сидя там, в квартире, напротив альбиноса и искоса за ним наблюдая, Кошак пришел к неутешительному выводу, что линзы закрывают лишь белок, а сама радужка на самом деле яркого желтого цвета.
А самое интересное началось тогда, когда из Министерства юстиций пришло дело Широсаки. В нем не было никаких фотографий, кроме одной нынешней внешностью. Ни детских, ни подростковых, лишь фото, когда парень стал совершеннолетним. И не возможно теперь определить, всегда ли он был таким белым, как гипсовый манекен, или это результат чего-то. Но вот только чего? Парень вряд ли последовал примеру Майкла Джексона.

Устало проведя рукой по лицу, Джагерджак поднялся с кресла, решив прогуляться до архива. Возможно, там есть что-нибудь, что поможет понять хоть что-то, ну или хотя бы подскажет, что делать и где искать. Взяв папку с делом, Гриммджо уже подошел было к двери, как до его слуха донесся какой-то тихий мычащий звук. Парень медленно повернулся к его источнику, которым оказался Куросаки. Увлекшись любимой композицией, парень и сам не заметил, как начал тихо подпевать вокалисту, при этом барабаня пальцами по столу в такт мелодии.
Кошак оценил умильность картины, комкая в руках несколько листов бумаги, чтобы в следующую секунду запустить получившимися снарядами прямиком по растрепанной рыжей макушке. Дальше было, как обычно…

***

С приходом осени дни становятся короче, уступая свои часы ночному времени. Только шесть часов вечера, а небо уже принялось сменять светлые цвета на темные, постепенно погружая в темноту и все, что находилось под его необъятными просторами.
Широсаки всматривался в это унылое, нависшее тяжелой серой массой, осеннее небо, и неосознанно пытаясь в нем что-нибудь увидеть. Быть может где-то там, в его холодном нутре и было сокрыто то, что вот уже несколько дней не дает покоя. Хичиго искал этот ответ, сам не зная почему, в небе, в его тяжелых, заполненных водой тучах, в темной безразличности.
Хичи сильнее нажал на педаль газа. Поездка, которая изначально задумывалась как дружеский визит, вдруг превратилась в острую необходимость. Парень хотел как можно быстрее добраться до места назначения. Он хотел знать, один ли ощущает эту странную тревогу.
Вдалеке показалась мрачная гора и Широсаки, в очередной раз увеличивая скорость, погнал к своей цели.

***

Поставив машину в привычном месте, Хичиго выскочил из нее и помчался по уходящей вглубь леса, тропинке, едва не забыв включить сигнализацию. Он нервничал. Посетившее его ранее чувство беспокойства сейчас сменилось ощущением опасности. Этот лес каким-то образом усиливал все способности парня, и теперь он был уверен, что должно произойти что-то плохое.
В голове роятся сотни мыслей, предположений, а Хичи уже бежит на пределе своих возможностей в заветное место. Спешит, боится опоздать, но опоздать куда? На что? Для чего? Сейчас все это не важно, нужно лишь убедиться, что все в порядке. Что может случиться с теми, кто уже много лет не имеет собственного тела, а лишь его фантомный образ, спросите Вы? Но ведь Вы всего лишь люди и многого не знаете. Ведь смерть – это не конец бытия.
Парень выбежал на небольшое, практически лишенное всякой растительности, место и, уперев руки в колени, пытался привести сбившееся дыхание в порядок. Не мог. Пугающие мысли с каждой прошедшей секундой все крепче овладевали воспаленным разумом парня. Его никто не вышел встречать.

запись создана: 20.09.2012 в 19:34

@музыка: Konsho Ono - Kuroko no basuke

@настроение: ...офигеваю

@темы: фанфик, Гримм/Ичи, Bleach

URL
Комментарии
2012-10-01 в 23:00 

Бакся
- Классная рубаха! - Спасибо, это мне санитары подарили. (с)
Охренеть. Буду ждать продолжения.

2012-10-01 в 23:18 

Aeon Flax
Остановись! Взгляни на Мир иначе! И даже если нету ни гроша, пойми, что в жизни ты бываешь всех богаче, когда идешь по Миру не спеша!!!
Бакся, скоро будет! Спасибо за прочтение!)))))

URL
2012-10-02 в 03:42 

Nezvaniy gost
Мы пришли ниоткуда, и уйдем в никуда

2012-10-02 в 13:40 

Aeon Flax
Остановись! Взгляни на Мир иначе! И даже если нету ни гроша, пойми, что в жизни ты бываешь всех богаче, когда идешь по Миру не спеша!!!
Ой, Nezvaniy gost, как же давно я Вас не видела в гостях!!!))))

URL
2012-10-02 в 14:26 

Nezvaniy gost
Мы пришли ниоткуда, и уйдем в никуда
:shy:

2012-10-04 в 09:15 

Amimo Asaseira
Ура! Продочка! Как интересно-то, просто жуть, как интересно. Буду с нетерпением ждать, что дальше)))

2012-10-04 в 15:51 

Aeon Flax
Остановись! Взгляни на Мир иначе! И даже если нету ни гроша, пойми, что в жизни ты бываешь всех богаче, когда идешь по Миру не спеша!!!
Amimo Asaseira, спасибо, что читаете!))))

URL
2012-10-09 в 10:29 

:inlove:

2013-03-10 в 21:50 

Nezvaniy gost
Мы пришли ниоткуда, и уйдем в никуда

2013-03-10 в 22:04 

Aeon Flax
Остановись! Взгляни на Мир иначе! И даже если нету ни гроша, пойми, что в жизни ты бываешь всех богаче, когда идешь по Миру не спеша!!!
Оо, дорогой мой Nezvaniy gost, очень рада видеть в гостях!))))) Спасибо)))))

URL
2013-03-10 в 22:13 

Бакся
- Классная рубаха! - Спасибо, это мне санитары подарили. (с)
Очень интересно, хотя бета бы не помешала - много опечаток. Хичиго у вас занятный, с характером.
А Ичиго когда планируется появиться и в качестве кого?

2013-03-10 в 22:21 

Aeon Flax
Остановись! Взгляни на Мир иначе! И даже если нету ни гроша, пойми, что в жизни ты бываешь всех богаче, когда идешь по Миру не спеша!!!
Бакся, насчет беты, Вы безусловно правы! Только вот я как попало пишу (сроки), поэтому у меня беты и не задерживаются...А вот Куросаки пойдет со следующей главы. Как-то сама даже не ожидала, что флеш-бэк так затянется.
Хичиго у вас занятный, с характером. - спасибо, старалась)))

URL
   

главная